Святой Валаам в огне: вопросом насильного выселения жителей занялся омбудсмен

Ежедневно на Валаам прибывают сотни паломников со всего мира.

Под удар попали бомжи Валаама, учителя, экскурсоводы, ученые, историки, сотрудники давно ликвидированного государственного музея-заповедника — те, кто прожил здесь жизнь. По документам эта земля — собственность Российской Федерации. Вот только российские законы на ней почему-то не действуют. И даже ради соблюдения прав своих граждан государство отказывается вмешиваться в дела церкви.

«Органы государственной власти Республики Карелия, а также должностные лица не вправе вмешиваться в деятельность религиозных объединений… Указанные требования закреплены в Конституции Российской Федерации, в Федеральном законе от 26 сентября 1997 года №125-ФЗ «О свободе совести  и о религиозных объединениях», — ответил 44-летней Варваре Сергеевой, прожившей на острове 30 лет и изгнанной оттуда по решению суда службой судебных приставов в июле 2017-го, временно исполняющий обязанности главы Республики Карелия Артур Парфенчиков. В минувшее воскресенье он официально был избран на пост губернатора. Между прочим, в прошлом Артур Парфенчиков — сам главный судебный пристав России.

Новый глава Карелии отказался вмешиваться в конфликт между жителями и монастырем.

Костры инквизиции

Когда сейчас я читаю новости о «коктейлях Молотова», которые собираются бросать в несогласных с их точкой зрения православные радикалисты, вовсе не одобряемые официальной церковью, о том, как собираются они жечь кинотеатры, огнем и мечом, будто святые инквизиторы, уничтожая всех, кто, как им кажется, встал на их пути, я вдруг понимаю, что ничто не ново под луной. Все это уже проходили на Святом острове.

В пасхальную первомайскую ночь 2016 года на Валааме загорелось здание Зимней гостиницы, обычного жилого дома, в котором, несмотря на всяческое противодействие администрации — отключение света и воды, — еще оставались жить простые валаамцы. Жертв удалось избежать чудом. В эпицентре пожара оказалось жилье правозащитника Дмитрия Синицы, до этого отстаивавшего интересы жителей острова. Самого его не было дома. Соседи слышали громкий хлопок, после которого и начался пожар; поговаривали, что очагов поджога могло быть несколько, однако иные версии следствием не рассматривались.

«Валаам был для Димы делом всей его жизни, а эта квартира в Зимней гостинице — единственным домом», — переживает еще одна выселенная жительница острова, экскурсовод Ирина Смирнова.

Однако в преднамеренном поджоге Зимней гостиницы обвинили именно… Синицу. Мужчина был заключен под стражу, через день дал признательные показания, от которых, впрочем, вскоре отказался — заявил, что на него оказывалось давление.

Помощь пострадавшим — а всего были эвакуированы семь десятков человек — до пострадавших, по их собственным словам, так и не дошла. Зато наместник епископ Панкратий обещал молиться о рабах божьих.

«Это бесы сгорели, все бесы!» — даже сейчас любят вспоминать о случившемся сотрудники обители. Бесы — те, кто не хотел добровольно уезжать с острова. Нет, они никак не мешали монастырю, разве что тем, что вообще смели ему противостоять.

Казалось бы, первое правило детективов: хочешь узнать, кто виноват, — ищи, кому это выгодно. Именно после пожара на основании того, что оставаться в Зимней гостинице нельзя, что она теперь непригодна для жилья, обитель инициировала последнюю волну принудительных выселений с Валаама.

Кому могло быть выгодно, что сегодня полным ходом в Зимней гостинице уже идет ремонт, что этот страшный пожар случился аккурат после того, как из федерального бюджета было получено 322 миллиона 220 тысяч рублей на строительство духовно-просветительского центра «Валаам», который должен был располагаться как раз в здании обновленной Зимней гостиницы?

А нужно-то было совсем немного — освободить ее от людей.

Опять тупик

На состоявшемся несколько дней назад в Петрозаводске заседании Общественного экспертного совета при уполномоченном по правам человека в Республике Карелия рассматривали один вопрос: ситуацию по соблюдению конституционных прав жителей поселка Валаам. На мероприятии присутствовали представители Министерства строительства, Государственной жилищной инспекции, прокуратуры и общественных организаций. Все прошло бы, наверное, тихо и спокойно, если бы сюда не доехали сами бывшие островитяне. Варвара Сергеева, Ирина Смирнова, Сергей Григорьев, некогда глава сельского поселения Валаам. От самого монастыря никто не приехал — не сочли нужным. Хотя и были оповещены.

Слово взяла Варвара Сергеева, которая не сдержала рыданий. От ее истории, простой и невозможной, присутствующие на заседании — из тех, кто сначала просил не сгущать краски, живописуя противостояние жителей с монастырем («Почему вы говорите, что это была насильственная депортация? Не стоит бросаться такими словами!»), — в конце разговора едва не плакали сами.

«В 2015 году у моего сына была диагностирована саркома, весь прошлый год мы провели в больницах, параллельно шли суды по нашему выселению. То, что произошло — выселение, — это было потрясением как для меня, так и для сына, —спокойно говорила Варвара. — Представители монастыря и органы власти — все они прекрасно знали о той ситуации, в которой находилась моя семья. Я просила пощадить хотя бы Диму… Была тяжелейшая операция, восемь курсов химиотерапии; тем не менее мы были выселены…» Варвару и ее сына изгнали из Валаама в тот день, когда она лежала в больнице в Санкт-Петербурге с сердцем и просто не могла физически добраться до своей квартиры на острове, чтобы хотя бы забрать оттуда вещи. К тому же судебные приставы внесли ее и Диму в федеральный розыск как личных должников Валаамского монастыря; это ускорило процесс их выселения.

«Причем было известно, что я больна, где я нахожусь, но мою дверь все равно вскрыли, осквернили все». Женщина просила помощи даже у Патриарха, но шумиха, связанная с ее письмом святейшему, сошла на нет, так как тот никак на нее не отреагировал; наместник же монастыря митрополит Панкратий заверил вышестоящее начальство, что все права переселенцев соблюдены.

Конечно, выгнали последнюю партию валаамцев (до этого было еще несколько волн депортаций, некоторых по суду выселяли просто на улицу) не абы куда — в ближайший город Сортавала.

По деньгам… 90 миллионов было выделено на всех жильцов бывшей Зимней гостиницы — их порядка 60 человек. То есть получается — по полтора миллиона на каждого. При таком раскладе 2-комнатная квартира на двоих должна бы стоить не менее 3 000 000 рублей, что вообще нереально для маленькой Сортавалы, но в выписке из ЕГРН значится всего 800 000. Куда, спрашивается, делась остальная сумма?

Фанерный тупик, 7а. Промышленная зона со всеми ее атрибутами: нежилые заводские помещения, заборы и трубы, автобусы сюда не ходят, поблизости нет магазинов, нет школ, нет детских садов. Раньше в этом здании, куда сегодня переселяют людей, находился разделочный колбасный цех, потом стены, покрытые грибком и плесенью, выкупила церковь, то есть действующая от ее имени коммерческая структура «СЭНТ» — «Служба эксплуатации недвижимости и территорий».

Государственные деньги были переведены на счет АНО «ВАЛААМ», тоже дочерней фирме Валаамского монастыря, чей юридический адрес в Санкт-Петербурге совпадает с юрадресом самого монастыря; списки принудительно переселяемых подписывал директор этого АНО Виталий Щеколдин, а заявления в Сортавальский городской суд подавала директор ООО «СЭНТ» Вера Скобелева.

Объект по-скорому обшили сайдингом и отчитались, что все хорошо, просто с народом не повезло — упрямый народ, ни в какую не желает переезжать в такой прекрасный дом. И начались суды…

Кто-то сломался и все-таки переехал в Фанерный тупик. Но несколько десятков семей до последнего оставались в Зимней гостинице.

Пока Валаам не запылал…

На месте бывшей зимней гостиницы идет строительство духовного центра.

ПОСЛЕДНИЕ ЖЕРТВЫ ВАЛААМА

А дальше что?

«Мы знаем, что на самом деле произошло, какие нормы нарушены, кем нарушены, когда нарушены. Только в наш адрес по этому вопросу поступили 73 жалобы и обращения, из них 41 — коллективная, — признался уполномоченный по правам человека Республики Карелия Александр Шарапов. — После проведенного анализа всех обстоятельств могу выразить, что ситуация с нарушением прав жителей поселка Валаам стала возможна вследствие игнорирования и пренебрежения отдельными должностными лицами региональных органов власти и местного самоуправления действующего законодательства». В беседе с журналистом «МК» Александр Шарапов просил убедительно подчеркнуть тот момент, что, по его мнению, церковь все же ни при чем, а в том, что происходило и происходит на Валааме, виноваты другие организации, например тот же «СЭНТ». Хотя, если так судить, «СЭНТ» — официальная структура монастыря, дочка его, а не падчерица.

Документов в этом многолетнем деле накопилось больше тысячи листов. На их основе еще за две недели до пожара генерал-майор юстиции Петр Клемешев сделал знаменитый доклад в Законодательном собрании республики о многочисленных нарушениях при передаче монастырю квартир фактически вместе с живущими там людьми. Но и тогда, и теперь до власти — ныне в республике новой, — видимо, не достучаться…

Первое, что сделал, посетив избирательный участок, новый губернатор Карелии Артур Парфенчиков — об этом написали местные СМИ, есть даже фотографии, — он на частном vip-вертолете улетел на Валаам праздновать день ангела наместника Панкратия… Представитель государства, не вмешивающийся в дела церковные.

На последних минутах совещания в Петрозаводске стало плохо Сергею Григорьеву, бывшему мэру поселка Валаам. Его увезли на «скорой». Сказалось перенапряжение последних месяцев, когда ходил из одного суда в другой. Сейчас Сергей Викторович лежит в реанимации сосудистого отделения республиканской больницы, говорят, что вовремя успели, слава богу. Варвара Сергеева уехала в Петербург, где в конце сентября ее сыну предстоит еще одна тяжелая операция.

Правозащитнику Дмитрию Синице все-таки было предъявлено обвинение в умышленном поджоге имущества Валаамского монастыря по мотивам неприязненного к нему отношения. Сам Дмитрий Синица, чья единственная квартира дотла сгорела в пожаре, был вынужден подписать договор соцнайма на Фанерный тупик, где он сейчас и проживает в ожидании суда под подпиской о невыезде.

И только у монастыря все хорошо. Заканчивается туристический сезон, достраивается Зимняя гостиница. Паломники валом валят.

В конце концов, это же не проблема монастыря — он всего лишь отстаивает свои коммерческие интересы. А вот почему государство самоустранилось от этого вопроса, пустив его на самотек? По-дружески попустительствует? Не хочет связываться? Боится? Показывает свою слабость?

Тогда не стоит удивляться тому, что где-то запылают костры инквизиции…

Источник: mk.ru

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Святой Валаам в огне: вопросом насильного выселения жителей занялся омбудсмен