Сайт продается. Писать на [email protected]

Как масштабировать Биткойн, ничего не меняя

Как только Биткойн стал набирать популярность, в сообществе возникли споры о том, как его масштабировать. Ведь согласно уайтпейперу Биткойна, который предложил таинственный Сатоши Накамото, блоки транзакций в сети не могут быть больше 1 мб в размере, а это ограничивает пропускную способность сети Биткойна до 8 транзакций в секунду.

Сегодня мы хотим поделиться с вами очередными размышлениями криптоэнтузиаста и сооснователь статистического ресурса Coinmetrics.io, Ника Картера.

Практически с самого начала «дискуссию о масштабировании» Биткойна и криптовалют вообще можно было представить в гегельянских понятиях, о которых мы расскажем ниже.

  • Тезис: пиринговые криптовалюты полезны для онлайн-коммерции.
  • Антитезис: онлайн-коммерция требует миллионы транзакций в день.
  • Синтез: чтобы преуспеть, криптовалюты должны масштабироваться.

Это было исходным пунктом рассуждений в индустрии и прессе большую часть последнего десятилетия. В настоящей статье я покажу, что эта навязчивая идея упускает из виду главное, и предложу альтернативный взгляд. Я считаю, что институциональное масштабирование – это недооценённый вектор, в котором вполне возможно двигаться без существенного ущерба для гарантий Биткойна.

Я имею в виду идею Хэла Финни о биткойн-банках, которые будут выпускать векселя, обеспеченные криптовалютой. Если хорошо поискать, то примитивная версия такой системы уже существует. Однако для того, чтобы сохранить такие гарантии, как редкость, биржи и кастодианы должны регулярно подтверждать, что их резервы соответствуют их обязательствам.

Дальновидность получателей рассылки

Самым первым публичным комментарием к уайтпейперу Сатоши, поступившим через пять часов после его рассылки криптографам, было следующее проницательное наблюдение Джеймса Дональда:

«Если транзакции будут проводить сотни миллионов людей, то понадобится большая пропускная способность – каждому нужно знать всё или его существенную часть».

Джеймс понял то, что ускользало от внимания многих тех, кто стремглав бросился в кроличью нору терабайтных блоков: Биткойн работает только потому, что любой может хранить копию реестра и постоянно её синхронизировать. Если синхронизация с текущим состоянием реестра будет слишком дорогой, то проводить её смогут лишь немногие избранные, что фактически добавит иерархию в системе, которая, чтобы функционировать, должна быть одноуровневой.

Что интересно, в ответе Сатоши на этот вопрос упоминаются SPV-доказательства, что в свете сегодняшних знаний кажется несколько наивным. Предполагается, что SPV-доказательства позволят неполному узлу знать, что транзакция была включена в блокчейн, не скачивая его полностью. Бездумно ссылаться на SPV-доказательства как решение проблемы масштабируемости – это примерно то же самое, если бы учёные, занимающиеся программой «Аполлон», сказали: .

Достаточно сказать, что на сегодняшний день SPV-доказательства практически больше не рассматриваются как действенный метод масштабирования. В разных сценариях они сводятся к тому, что пользователям всё равно придётся проверять весь блокчейн.

Джеймс попал в самую точку. Он сразу понял, что Биткойн – это единый реестр, который все узлы сети должны заново подтверждать каждые 10 минут. Поскольку все должны всё видеть, сотни миллионов людей, проводящих транзакции, просто перегрузят систему.

Но что, если предпосылка о том, что Биткойн предназначен для глобальной пиринговой онлайн-коммерции на индивидуальном уровне, ошибочна? И здесь в нашей истории появляется Хэл Финни.

Видение Хэла

В 2010 г. первопроходец цифровых денег Хэл Финни привёл доводы в пользу того, что можно назвать институциональным подходом к масштабированию Биткойна.

«Есть хорошие причины для существования банков с резервами биткойнов, которые выпускают собственную цифровую валюту, конвертируемую в криптовалюту. Сам Биткойн не может масштабироваться так, чтобы все до единой финансовые транзакции в мире транслировались всем и включались в блокчейн. Нужны платёжные системы второго уровня, которые будут не такими ресурсоёмкими и более эффективными. Аналогично время, необходимое для подтверждения транзакций Биткойна, будет практичным разве что для покупок на средние или большие суммы.

 

Банки с биткойн-резервами решат эти проблемы. Они могут работать так, как банки до национализации валюты. Разные банки могут иметь разную политику: одни могут быть более агрессивными, другие – более консервативными. Одни могут использовать частичное резервирование, а другие будут на 100% обеспечены биткойнами. Процентные ставки могут варьироваться. Курс у одних может быть ниже, чем у других».

Проявив блестящую проницательность, Хэл понял, что базовый уровень Биткойна в его нынешнем формате никогда не масштабируется в желаемой мере. . С точки зрения Хэла Биткойн должен выступать высокоуровневыми деньгами, используемыми в крупных взаиморасчётах между финансовыми институтами, а не платёжным токеном, используемым в электронном эквиваленте мелких наличных платежей. Он осознал, что довольно медленное подтверждение транзакций Биткойна в сочетании с неэффективностью самого блокчейна означает, что использовать его в повседневных платежах – это всё равно что пытаться вставить куб в круглое отверстие.

Хэл представлял себе систему, где банки доступны для аудита, подотчётны и имеют прозрачные резервы. Может даже развиться свободный рынок резервов, где вкладчики смогут выбирать банки с таким уровнем обеспечения, который соответствует их склонности к риску.

Банки с недостаточными резервами могут терпеть крах, но это будет здоровый рыночный сигнал, так как отбраковка слабых элементов сделает всю систему сильнее. Сравните это с той системой, всю суть которой мы увидели в 2008-09 гг.: финансовые институты по уши в долгах, зная, что если что-то пойдёт не так, государство им поможет. Поскольку власти дали понять, что не дадут банкам рухнуть, рынок лишился ценного механизма обратной связи и риски стали всё более абстрактными, непрозрачными и скрытыми.

Как писала Элен Оу:

«Финансовые институты вызывают у людей чувство безопасности, скрывая риски под наслоениями сложности. Криптовалюта ставит риски на видное место и хвастается этим в интернете».

В финансах риски никуда не деваются, даже если они неявны, и их сокрытие часто ведёт к более плачевным последствиям.

Точно так же как финансовые институты один за другим становились банкротами из-за токсичных балансов в 2009 г., когда риски незаметно возросли, подавляемые системные риски вылезут на поверхность, когда сегодняшний кредитно-денежный эксперимент даст трещину.

Может ли Биткойн это смягчить? Возможно, нет. Но сама его структура способствует созданию альтернативной финансовой системы, которая будет намного прозрачнее и открытее в отношении рисков, чем нынешняя. Таким видел его Хэл Финни: биткойн как виртуальный актив, доказуемые резервы которого держат финансовые институты. Не являющийся ничьим пассивом прозрачный виртуальный актив, с помощью которого банки смогут доказать свою жизнеспособность.

Масштабирование гарантий

Источник: bitnovosti.com

Загрузка ...