«Папа» Чехов-феста Валерий Шадрин отмечает юбилей

Шадрин — удивительный человек. Про таких, как он, говорят: «Сам себя сделал». В Советском Союзе прошел все ступени комсомольской и партийной лестницы, но при всех идеологических установках того времени сумел сохранить самостоятельность мнения, принимал решения, ответственность за которые брал на себя, без оглядки на верхнее начальство. Когда душили Таганку и Юрия Любимова, Валерий Шадрин делал все, чтобы смягчить удар, вывести из-под него Мастера. Когда мешали Табакову строить свой театральный подвал, помог тоже он.

Имена его друзей говорят сами за себя: Любимов, Ефремов, Табаков, Фокин, Васильев… Он помогал им не словом — делом: именно благодаря пробивной способности Валерия Ивановича в Москве появляется Центр им. Мейерхольда на Новослободской, а на Сретенке вырастает удивительный театр Анатолия Васильева — Школа драматического искусства, построенный так, как мечтал этот большой художник.

И вот — Чеховский фестиваль: новый формат, новые проекты, масштаб театрального форума, прежде не виданный в России. По сути, именно Чеховский фестиваль Валерия Шадрина стал пионером фестивального движения и задал планку, на которой вольно или невольно равняются все остальные: «Золотая маска», NET (Новый европейский театр), «Территория», «Гаврош», Образцов-фест…

Шадрин — это Театральная олимпиада, это уличный театр, это новые имена, это театральные копродукции с европейскими театрами. И здесь Валерий Иванович №1 по всем позициям — размаху предприятий, оригинальности, системы промоушна.

Он совсем не понимает, что такое «маленький размер»: его первая ласточка — «Орестея» Петра Штайна по тетралогии Эсхила на сцене Театра Армии. Марафон трагедии длится целый день, с непривычными для нашего зрителя сразу несколькими антрактами, обедами на немецкий лад, ведь партнеры по «Орестее» — немцы.

Всех проектов, которые за это время инициировал и реализовал Валерий Шадрин, не перечесть. Между тем его главному «козырю» — Чеховскому фестивалю — пошел 27-й год.

— Наш марафон, начатый в 1992 году, продолжается, — сказал «МК» Валерий Шадрин. — Тогда нам удалось заполнить огромный пробел, существовавший в советское время, открыть для России неведомый ей срез мирового театра. На рубеже тысячелетий, во время Театральной олимпиады 2001 года, мы выпустили театр в город, вовлекли москвичей и гостей столицы в уличные представления самых разных направлений. Олимпиада во многом сформировала новое поколение режиссеров, художников, актеров, критиков. И, надеюсь, новое поколение зрителей — открытых, образованных, влюбленных в театр…

В этом году мы с нетерпением ждем очередной Чеховский. В его программе — новый цирк, современный балет, традиционное и экспериментальное искусство из всех частей мира.

Валерий Шадрин — человек-парадокс. С одной стороны — масштаб дел, открытий, дружба с великими, а с другой — скромный, всегда сознательно уходящий в тень, никогда не выпячивающий своих заслуг. А они огромны. Например, мало кто знает, что великая песня «День Победы» — негласный гимн страны — появился во многом благодаря Шадрину. В середине 70-х ЦК КПСС ему поручил заниматься парадом на Красной площади. Он сказал: «Нужна песня» — и попросил Давида Тухманова написать ее.

Ключевое выражение, характеризующее Валерия Шадрина: «Да ладно…» Именно так говорит он, когда звучат речи в его честь (конечно же, заслуженные), когда его награждают или пьют за его здоровье. А он — как всегда: «Да ладно…»

Режиссер Владимир Панков, из поколения молодых, работал с ним над одним проектом:

— Шадрин — это планета! Наше поколение и идущие за нами должны, просто обязаны, как мне кажется, научиться у него нескольким важным жизненным позициям: мужскому поступку, пониманию, что такое дружба, преданности и безумной, бесконечной любви к театру. Вот что такое Шадрин!

«Московский комсомолец» искренне поздравляет Валерия Ивановича Шадрина с юбилеем и желает ему сохранять здоровье и энергию, острый взгляд, хороший вкус и дерзости в новых проектах.

Источник: mk.ru

Загрузка ...