Владимир Гутенев: Экономика России прошла стресс-тест на устойчивость

Владимир Гутенев: Экономика России прошла стресс-тест на устойчивость

В первую волну коронавируса наша национальная экономика прошла стресс-тест. Тогда пандемия наложилась на низкие цены на энергоносители и санкционное давление. И выяснилось, что наша экономика достаточно устойчива.

Этому помогли избирательная помощь ряду отраслей со стороны правительства и непосредственные меры поддержки наименее защищенных социальных групп российских граждан. Все это повышало эффективность экономики. К сожалению, мы столкнулись с новым всплеском пандемии, за которым следует одновременное снижение инвестиционной активности и потребительского спроса на мировых рынках — что, конечно, обескровливает экономику.

Именно поэтому эмиссия денежной массы, которая у нас, в отличие от зарубежных стран, проходит в весьма незначительных объемах, дает возможность сформировать денежные ресурсы и продолжить практику поддержки наиболее пострадавших отраслей.

Дальнейшие перспективы во многом зависят от нас — и от мер, которые будут предпринимать руководители в субъектах РФ. Не должно быть общих шаблонов, ведь каждая территория требует своих подходов — исходить нужно из специфики производства различных отраслей и числа заболевших.

Ответственность руководителей субъектов изначально высока, они должны найти разумный баланс между интересами экономики и сдерживанием пандемии до тех пор, пока не накопится значительный популяционный иммунитет.

Владимир Гутенев: Экономика России прошла стресс-тест на устойчивость

Появились новые возможности, которых не было во время первой волны — например, вакцина. Да и сам вирус стал более щадящим по отношению к своему носителю, все больше и больше людей теперь переносят болезнь в легкой форме. Я думаю, что потребностей в госпитализации будет возникать меньше.

Если мы все будем соблюдать необходимую карантинную дисциплину и культуру бытия, то ограничения только отчасти затронут массовые мероприятия. Уверен, что магазины и торговые центры не закроются. Ущерб от полного закрытия кафе и ресторанов может оказаться очень тяжелым.

Дистанционное обучение в вузах, увеличение продолжительности школьных каникул, перевод людей на удаленную работу позволят в ближайшую неделю-полторы остановить рост заболеваемости. Я считаю, что необходимости ввода жестких ограничений не будет — это нанесет довольно серьезный ущерб экономике. Резервы малого и среднего бизнеса в значительной степени уже использованы.

Наша важнейшая задача на сегодня — не допустить сокращения рабочих мест, поэтому правительство под руководством Михаила Мишустина, насколько мне известно, разработало различные сценарии поддержки. Помощь будет носить очень предметный характер и зависеть от того, в какой из отраслей национальной экономики возникнут наибольшие проблемы. Надеюсь, что правительство не будет размазывать тонким слоем далеко не избыточные финансовые ресурсы.

Российский человек — не иждивенец на теле государства, и меры поддержки у нас отнюдь не выше, чем в других развитых странах. Речь идет, во-первых, о том, чтобы не уходить в карантинный режим. Во-вторых, необходимо сохранить крупные инвестпроекты, особенно в рамках национальных проектов.

На мой взгляд, бюджет достаточно сбалансирован. Отсутствие жесткого карантина позволит бизнесу пережить ближайшие несколько месяцев, а дальше уже заработают все антикризисные факторы: вакцинация, накопленный популяционный иммунитет и меры поддержки для малого и среднего бизнеса в виде льготных кредитов и отсрочки налогов.

Владимир Гутенев: Экономика России прошла стресс-тест на устойчивость

Пока карантин не объявлен, люди ходят на работу, работают предприятия, кафе и рестораны. Часть сотрудников снова переводят на дистанционный режим работы, но в большинстве случаев это не сопровождается изменением зарплаты. Вопрос введения карантина целиком зависит от сознательности граждан, если люди будут соблюдать все меры предосторожности — тогда экстренные меры и не понадобятся.

А локомотивы роста экономики у нас есть. Это производство и переработка сельскохозяйственной продукции, энергетическое машиностроение, лесохозяйственный комплекс, который после распоряжения президента о запрете с 2022 года экспорта необработанной древесины способен дать взрывной рост.

По большому счету, не вполне ясные перспективы только у топливно-сырьевого комплекса, но он и не является высокомаржинальным — в значительной степени он сопряжен с офшорным бизнесом. Большого ущерба экономике, исходя из установленного бюджетного правила, отсутствие роста этой отрасли нанести не должно.

А что касается таких отраслей, как фармацевтика, производство новых материалов, биотехнологии, то мы видим неплохую динамику — и есть все основания полагать, что она будет только нарастать. Здесь будет происходить перераспределение рабочих мест, но необходимо учитывать, что под высокотехнологичные рабочие места требуются определенные компетенции, и не всегда человек, который работал на металлургическом комбинате, может пойти не предприятие по выпуску радиоэлектронной продукции — или в отрасль биохимических технологий.

Поэтому государство должно грамотно формировать контрольный цикл приема для вузов и готовить именно тех специалистов, которые будут востребованы рынком труда не только сегодня, но и завтра-послезавтра.

Источник

Загрузка ...