Россия завоюет газовый рынок Европы с «Северным потоком — 2» или без него

Россия завоюет газовый рынок Европы с «Северным потоком — 2» или без него

Решение Конгресса США о введении с 2021 года нового пакета санкций против строительства газопровода «Северный поток — 2» — на этот раз удар наносится по страховым и сертификационным компаниям — снова вернуло эту тему в центр информационной повестки дня. Этому помогла и апелляция компании Shell против наложенного Польшей штрафа за участие в реализации проекта.

Так или иначе, уже понятно, что до конца текущего года остаток датского подводного участка длиной 166 км уложен не будет. Более того, все активнее обсуждается возможность того, что весь проект будет заморожен и что готовый на 93,5% газопровод станет крупнейшим долгостроем XXI века. А «Газпром» из-за этого значительно сократит, мол, свою долю на европейском рынке голубого топлива, которая по итогам 2019 года составила 35,6% (на Европу пришлось 47,5% от общего объема газового экспорта российской компании).

Однако при этом чистый экспорт российского сжиженного природного газа (СПГ) в страны Европы в 2019 году составил 15,07 млн т против 4,4 млн т в 2018 году, то есть всего за год вырос в 3,425 раза! Судя по всему, в текущем году эта тенденция продолжится. За январь-сентябрь 2020 года из России в Европу было поставлено уже 23,9 млн т СПГ, что в пересчете на год соответствует примерно 31,8 млн т (или 73 млрд куб. м природного газа).

Таким образом, российский СПГ вышел на первое место, обогнав и катарский, и американский, — пусть поставки «Газпрома» в Европу за первое полугодие и снизились на 18%, до 78,9 млрд кубов (26,8% еврорынка). В итоге получается, что общая доля поставок из России на европейском газовом рынке растет, но при этом сектор СПГ стремительно расширяется, а сектор трубопроводного газа — сужается. И такой тренд на данном рынке, похоже, будет сохраняться.

Уже к 2023 году планируется выход обоих показателей к уровню 120 млрд кубов в год. А раз так, то «Северный поток — 2» может даже оказаться излишним рычагом в деле завоевания газового рынка Старого Света, учитывая действующий СП (55 млрд куб. м в год) и завершенное строительство «Турецкого потока» (31,5 млрд куб. м). Оставшиеся 33,5 млрд кубометров могут идти в Европу как через Белоруссию — Польшу, так и через Украину — Словакию. А выпадающие доходы должны быть скомпенсированы за счет развития отечественной газохимии и «поворота на Восток», в сторону Китая.

Так что вопрос со строительством СП-2 — это не вопрос какого-то «провала» стратегии «Газпрома». Это вопрос перспективности рынка Европы для трубопроводных поставок природного газа. В 2013 году, когда принципиально решался вопрос о строительстве тогда вовсе не отдельного проекта, а «третьей и четвертой ниток» газопровода «Северный поток», ответ на него выглядел совершенно иначе, нежели сегодня. Не было ни антироссийских санкций со стороны «коллективного Запада», ни разгула «зеленого террора» в энергетике ЕС, ни связанного с пандемией COVID-19 обвала мировой и особенно европейской экономики.

Россия завоюет газовый рынок Европы с «Северным потоком — 2» или без него

Если политика — искусство возможного, то экономика — искусство выгодного. Что-то возможное в одних условиях становится невозможным в других. Что-то выгодное в одних условиях становится невыгодным в других. Это называется политическими и экономическими рисками. Их-то обычно и стараются свести к минимуму, в том числе путем хеджирования, то есть альтернативных ставок, если так России выгодней.

В случае с СП-2 такой альтернативной ставкой был проект «Ямал-СПГ», который изначально декларировался для поставок голубого топлива по Северному морскому пути в Азиатско-Тихоокеанский регион, прежде всего в Китай. Но сейчас вследствие текущей конъюнктуры проект почти на 60% работает в европейском направлении (в 2019 году было 52%).

Собственно, эта альтернативная ставка на СПГ в результате и сработала. Так что немецкие терминалы по регазификации, созданные под давлением США, будут принимать не столько американский, сколько российский сжиженный газ. Да, не исключено, что под звездно-полосатым флагом, как это уже было с углем Донбасса, шедшим на «евромайданную» Украину якобы из Пенсильвании по схеме «Роттердам+».

Помимо внешних препятствий, на пути своевременной достройки «Северного потока — 2» встали и разногласия между его акционерами (что, возможно, также оказалось причиной значительной части внешних препятствий). Якобы Shell, Uniper и Wintershall, пользуясь сложившейся ситуацией, выразили пожелание увеличить свои доли в проекте за счет самого «Газпрома», после чего реальное строительство, собственно, и остановилось.

Возобновится ли оно, когда и на каких условиях, сейчас сказать сложно. Российская сторона демонстрирует полную готовность завершить оставшийся участок работ собственными силами, но явно не торопится — видимо, заставляя тем самым своих западных партнеров решить, что делать с этим «мячом», оказавшимся на их половине поля.

Источник

Загрузка ...