Россия разрушит вековое господство США на мировом рынке гелия

Воздушные шарики

Западные эксперты бьют тревогу: по их мнению, новый Амурский газоперерабатывающий завод (ГПЗ), который ожидается к запуску в 2024 году, способен разрушить практически вековое господство США на мировом рынке гелия. Новый проект «Газпрома» позволит России закрыть от 30 до 40% мировой потребности в этом легком газе, который нашел широкое применение в медицине, ракетной технике, транспорте и военной отрасли.

Ситуация для Америки осложняется еще и тем, что к 2023 году у нее заканчивается собственный стратегический запас гелия, который она накапливала еще с начала 1920-х годов и, на волне экономических успехов, решила распродать в 1996 году. Поэтому нынешнюю ситуацию с выходом России на рынок гелия уже назвали «гелиевым ОПЕК», подчеркивая, что наша страна вполне способна возглавить такого рода картель.

 Современный дирижабль

Мал золотник, да дорог

Мировая цена на гелий за последние годы выросла почти в три раза — до 35 долларов за литр. Для справки: литр сжиженного природного газа, при всей условности такого сравнения, сегодня обходится потребителям почти в 50 раз дешевле.

Впрочем, сравнение вполне уместно — основным источником для добычи «солнечного газа», гелия, на Земле являются именно залежи природного газа, в которых гелий обычно сопровождает метан. Причем его там достаточно мало — обычно лишь доли процента.

В тех же США всегда считалось, что рентабельно добывать гелий из природного газа, если его удельное содержание составляет более 0,1%. Однако в СССР, а затем и в России, была разработана и внедрена уникальная технология, которая позволила с экономической эффективностью освоить даже предельно бедные залежи. Например, на Оренбургском нефтегазоконденсатном месторождении, которое до последнего времени было главным источником российского гелия, его содержание составляло всего 0,055%.

Сегодня по «солнечному газу» наша страна самодостаточна: Россия производит и потребляет около 5 млн кубометров гелия в год, или около 3% от мирового рынка в 170–190 млн кубов. Кстати, все эти объемы гелия действительно «окончательно потребляются»: единожды перейдя в свободное газовое состояние, «солнечный газ» неизбежно поднимается в верхние слои атмосферы Земли и навсегда покидает нашу планету.

Поезд на магнитной подвеске

Бережный подход к гелию в СССР и в России всегда диктовался особенной позицией США. Начиная с 1920-х этот газ использовался Вашингтоном в качестве экономического оружия. Обладая в то время крупнейшими разведанными запасами гелия в богатых месторождениях, США тем не менее запретили своим компаниям его свободный экспорт. Излишки добытого в стране «солнечного газа» складировались в так называемом Федеральном резерве гелия — отработанном газовом месторождении возле города Амарилло в Техасе, которое было специально для этого превращено в стратегическое подземное хранилище.

Тогда, сто лет назад, гелий использовался в первую очередь для дирижаблей. Знаменитая катастрофа немецкого цеппелина «Гинденбург» произошла именно по этой причине — США отказались поставлять гитлеровской Германии дефицитный гелий, в результате чего конструкторам дирижабля пришлось использовать взрывоопасный водород.

Хотя после Второй мировой войны дирижабли ушли с арены истории, область применения гелия только расширились. Например, он стал главным вытесняющим газом для ракетной техники, так как гелий остается газообразным даже при температуре жидкого кислорода и водорода. Кроме того, очень активно начал применяться жидкий гелий, поскольку с его помощью производится охлаждение большинства сверхпроводящих магнитов. Скажем, каждый аппарат МРТ, используемый для магнитно-резонансной диагностики, требует около десятка литров жидкого гелия ежемесячно — просто для поддержания работоспособности.

Так что современный гелий — это не только красивые шарики в детском отделе супермаркета, но и стратегическое сырье.

Магнитно-резонансный томограф

На волне успехов

Вплоть до начала 2000-х годов монополия США на мировом рынке гелия была неоспоримой. На гребне такого доминирования в Штатах даже случилось «головокружение от успехов»: в 1996 году в стране был принят так называемый Helium Privatization Act, согласно которому Федеральный резерв гелия должен был быть полностью передан в частные руки путем последовательных аукционов и продажи стратегических запасов гелия.

В результате последний гелий из техасского хранилища будет распродан уже в 2023 году, после чего существовавшее почти век доминирование США на мировом рынке этого легкого газа канет в лету.

Близорукость такой политики Вашингтона мир осознал еще в начале 2000-х. Российский опыт извлечения гелия из бедных месторождений в то время был перенят Катаром, который смог освоить свои залежи с содержанием этого газа всего в 0,1% по отношению к природному газу. Напомним, что в Штатах такие месторождения считались нерентабельными к разработке. Впрочем, с Катаром Америке удалось договориться, в результате чего цены на гелий устояли, а обе страны разделили главные доли на мировом рынке гелия в соотношении 50% и 25%.

В целом, на сегодняшний день мировой рынок гелия фактически «расписан на троих»: третьим основным игроком на нем стал Алжир, который освоил извлечение гелия из гигантского месторождения Хасси-Рмель, где «солнечного газа» содержится достаточно много, около 0,17%. Сегодня эта страна контролирует около 17% мировых поставок гелия.

В чем же состоит историческая возможность России и почему западные эксперты бьют тревогу? Дело в том, что на долю нашей страны приходится около 34% мировых разведанных запасов гелия. Для сравнения, в Катаре их расположено лишь 20–25%, в США — 18%, а в Алжире — 17%. Кроме того, новые российские месторождения в Восточной Сибири, Чаяндинское и Ковыктинское, обладают сверхвысокими концентрациями «солнечного газа». Содержание гелия на них очень высокое: 0,28% — на Ковыкте и 0,5% — на Чаянде! Сравните это с 0,055% на Оренбургском месторождении, которое до последнего времени закрывало все потребности России в гелии.

Кроме того, строящийся Амурский ГПЗ расположен в непосредственной близости от главного потребительского рынка этого газа — Юго-Восточной Азии, на долю которой приходятся 50% от его мирового потребления. Это, кстати, и определило «раздел рынков» между США, Катаром и Алжиром: алжирский газ в основном продается через Францию, которая стала его хабом для европейского рынка, гелий Катара — на Ближний Восток, в Индию и частично в Китай, а рынок Северной Америки, Южная Корея и Япония контролируется Штатами.

Амурский ГПЗ

Однако все изменяется с выходом на мировой рынок гелия с Амурского ГПЗ. Уже первая очередь этого предприятия будет производить около 60 млн кубов в год в пересчете на газообразный гелий, что составляет около трети от его нынешнего мирового потребления! Полная же проектная мощность Амурского ГПЗ составит 180 млн кубометров. При этом мощности Чаяндинского и Ковыктинского месторождений вполне позволяют выйти на такие объемы производства

Конечно, России стоит производить 180 млн кубов гелия только при росте мирового потребления этого газа, поскольку другие производители тоже не будут сидеть сложа руки. Однако подобный общемировой рост вполне реален. Например, большинство новых проектов высокоскоростного наземного транспорта, в частности поезда на магнитной подушке, самым активным образом используют сверхпроводящие магниты и, как следствие, огромные количества жидкого гелия для поддержания их работоспособности. Причем и в Японии, и в Южной Корее, и в Китае есть национальные программы создания таких скоростных линий.

В США уже опасаются, что такие возможности России позволят ей без труда договориться с Катаром и парой Франция-Алжир, чтобы сформировать некий «гелиевый ОПЕК», который разрушит американскую монополию на рынке этого газа. И эти опасения Вашингтона отнюдь не беспочвенны. Уже через каких-то три года Россия сможет кардинально изменить весь мировой рынок «солнечного газа» — нашего газа.

Источник

Загрузка ...